Как за год я стал самым прошаренным в маркетинге казахом в Рязани. Интервью с Антоном Колесниковым, ведущим CRM-маркетологом CRM-group. Читайте на Cossa.ru

18 ноября, 13:30

Как за год я стал самым прошаренным в маркетинге казахом в Рязани. Интервью с Антоном Колесниковым, ведущим CRM-маркетологом CRM-group

Чебатков, Скриптонит, Нурлан… Знакомьтесь с ещё одним горячим парнем из KZ. Как стать востребованным на российском рынке.

photo_2022-11-17_14-30-14.jpg

Контент-маркетолог CRM-group Даша Родионова расспросила CRM-маркетолога Антона Колесникова о том, как из преподавателя хип-хопа он стал тимлидом CRM-агентства. Дерзкое и откровенное интервью о рынке и бизнесе.

Университет и старт карьеры

Работать я начал году в 2010, когда перебрался в Россию. Я мигрант, почти как Скриптонит, только из Актюбинска. Первая работа в Рязани — это преподавание современных танцев, я хип-хопчик преподавал. В студенчестве это продолжалось плюс-минус три года: но всё это было по приколу в основном, студенчество и какой-то калым. Весело и задорно.

Параллельно я учился в университете на отделении сервиса и туризма. На первом курсе у меня была нездоровая амбиция работать именно в сфере рекреации — в ресторанном бизнесе. Нездоровая, потому что я думал, что сфера гостеприимства в Рязани — вполне себе ок локация, чтобы зарабатывать много денег и иметь стандартный набор казаха: крузак, трёхуровневую квартиру и прочие ништяки.

На практике выяснилось, что это не так: сфера рекреации на тот момент, да и порой сейчас, выглядит как колхоз, за редким исключением. Что по сервису и качеству предоставляемых услуг, что по формату и прочей истории всё будто осталось на допотопном уровне.

Впереди ещё два года в ВУЗе. 

Деньги как-то надо получать, и я пошёл работать в общепит. Сначала кальянщиком. Это, пожалуй, самая интеллектуальная профессия, что у меня была до маркетинга. 

После стал барменом, после менеджером. Менеджер в общепите — это человек, которой руководит всем на свете, а потом считает деньги в конце дня. И работал я менеджером в кафе, которое мы открыли… Ну как мы: открыл его человек, в заведении которого я работал кальянщиком. После мы сдружились, и он меня подтянул в команду.

Поработав в этой сфере, я понял, что настала стагнация — ничего глобального не происходит, деньги всё время одни и те же, праздников нет, ты работаешь с утра до ночи. Когда все отдыхают на Новый Год — ты отдыхаешь денёк, отоспался и пошёл опять работать, в то время как люди ещё 10 дней радуются жизни.

На этой теме я понял — всё, пора. И ушёл в ивент-индустрию — организацию мероприятий. Так я простился с праздниками и выходными ещё на полтора года. Очень позитивный опыт менеджмента: постоянное решение стрессовых, конфликтных, каких-то невероятных задач и ситуаций — сфера сама по себе такая, где надо постоянно что-то решать.

Вместе с тем ты почти не появляешься дома: с мероприятия ты можешь приехать в 4 часа утра, поспать два часа и снова уехать за город на сутки заниматься какими-то странными мероприятиями.

Работая там, я понял, что капут. Выгорание, которое люди испытывают у нас в CRM-group, сравнивая в масштабе бедствия, не похоже на выгорание, если ты работаешь в ивенте. 

Если человека с обычной работы поместить на недельку в ивенты, большая вероятность, что после он решит, что у него всё вроде как и неплохо.

В какой-то момент стало ясно, что нереально в таком темпе жить: эта работа забавная и мне нравилась, но она не для семейных людей и не для тех, кто хочет заниматься чем-то помимо работы.

У меня была чёткая цель, что нужно идти к чему-то светлому. И тут подвернулась история с рязанской сетью бытовой электроники: это как М.Видео, только локального характера. На тот момент я ещё не знал, куда иду, но казалось, что всё весьма радужно. Гендир сети, фанат бизнес молодости и успешного успеха, купил франшизу маркетингового агентства и почему-то думал, что это агенство сейчас перевернёт весь его текущий бизнес. Позвали меня туда работать руководителем — без опыта в диджитал.

Я ещё не очень представлял, что меня ждёт. Отработал там полтора года, и всё это сводилось к бесконечному холодному поиску клиентов: имя бренда по франшизе особо не было на слуху. 

Через полтора года в очередной раз понял, что всё — мне нужен нормальный диджитал.

И начал кидать объявления на hh.

Но тут со мной случилась одна рязанская компания, связанная с емейл-маркетингом, по крайней мере, так казалось на тот момент. На деле компания, которая в своё время заработала много денег на монетизации рекламы и рекламных кликов за рубежом.

Там была куча кринжовых ситуаций: я мог проснуться 1 января, а меня тут же оштрафовали за то, что клиент выключил трафик и перестал поставлять имейлы в систему. При чём тут я — неясно, но пример понятный.

Я потерпел, набрался какого-никакого опыта, связанного с email-маркетингом, начал смотреть ролики и проходить курсы по менеджменту и диджиталу, и наступил локдаун — весна 2020 года. Когда я только собирался увольняться, мир схлопнулся и началась пандемия. Я понял, что если уволюсь сейчас, то единственной едой могут стать вода и хлеб, и повременил с решением ещё три месяца.

Основным вектором для дальнейшей карьеры были Email Soldiers — я откликался на сайте, заполнял анкету на hh, пробовал все пути, чтобы пробраться туда. К тому времени микроменеджмент на текущем месте работы начинал сводить с ума: ты должен был отчитываться за всё вплоть до настроения клиента, иначе штраф.

В какой-то момент со мной всё-таки связалась HR Email Soldiers (название CRM-group до ребрендинга) Таня Калиниченко и пригласила пообщаться, потому что из отклика не было понятно, кем я хочу работать, и в тот период было не особо много открытых вакансий.

Мне дали тестовое задание на email-маркетолога. Я сделал, но не всё досконально, пропустил часть подзаданий в разделе, связанном с вёрсткой, потому что не всё умел делать технически. Но меня взяли.

В компании же я проходил рехаб. Раньше доходило до того, что, если кто-то пишет в скайп, у меня начиналась трясучка — не дай бог не ответить вовремя или не ответить в выходной — скандал и разбирательства до небес.

Я пришёл сюда и… у вас что, на обед можно сходить? Ладно, пойду поем.

Как стал тимлидом

Пока я рехабился, понял, что у меня амбиции по поводу того, что мне надо славы, денег и респекта и того, чтобы мои инициативы и заслуги приносили пользу людям, помимо того, что я сам получаю какой-то профит с этого. И всё сошлось. Я такой: «Хочу быть тимлидом».

Пришёл. С Кариной (ведущий тимлид и Client Success Director CRM-group, руководит всеми процессами менеджеров) уже начали нормально общаться. Она говорит: «Я стала тимлидом за год». Я говорю: «Крутой кейс, я тоже так хочу». И начал батрачить, как Жучка, брал всё, что дают, просить то, что не дают, и тоже батрачил. Вот и добатрачился, что меньше чем за год стал тимлидом, как и планировал. Такая вот замечательная у меня история.
Про CRM-маркетинг

Сейчас мне кажется, что мы в эту сторону только двигаемся. То есть сидим, лежим или медленно идём в этом направлении. Потому что основа того, что мы делаем, завязана на email. Потому что тут огромная экспертность у разных ребят в агентстве.

Необходимо расширять коммуникации, а значит усложнять проекты и работать с новыми каналами, развивать кроссканальность. 

Это новая работа, специфическая. Многое идёт через боль и страдание — это я на своём опыте понял. Но пока не попробуешь, не сделаешь.

Как прошлые навыки помогают в работе CRM-маркетолога

Первое и основное — коммуникативный навык. Я в себе это долго воспитывал. Хотя раньше я не сильно любил общаться.

В школе я профессионально занимался плаванием. Плавание не подразумевает большого количества разговоров. Ты в основном булькаешь. И булькаешь в одного. Вот и всё.

Потом я понял: чтобы что-то получалось, надо как-то учиться общаться с разными людьми, и начал пробовать. Оказывается, к этому была, видимо, предрасположенность.

Что преподавание, что общепит, ― это всё постоянный бесконечный поток коммуникаций с разными людьми, порой странными. Когда у клиента недовольство, что налили не сок, а компот, поначалу думаешь: «Я куплю тебе этот компот, только замолчи».

И ты проходишь путь от «Хорош, я куплю тебе компот» до «Да это же великолепно, компот — великолепен. Попей компот, попей, здоровее будешь». И в ответ слышал: «Да, компот — шик!».

Второе ― это работа с людьми, которые на твоей стороне работают. Это твои коллеги, ученики, руководители.

 И единственная святая истина, которую я стараюсь соблюдать: моя команда в целом, то есть менеджер проекта, автор, дизайнер, верстальщик должны быть в счастье. Потому что если они не в счастье, то конец всему. 

Нужно сделать так, чтобы им было комфортно. Путём переговоров с клиентом, договорённостей с клиентом и со всеми остальными, и если того требует дальнейшее хорошее будущее компании — жёстких. Короче, команда и коммуникация — это важно, строить правильные процессы внутри команды, как проектной, так и не проектной, — важно. Это то, на что я что делаю упор, и в этом мне когда-то помог общепит.

Для микроклимата в коллективе в первую очередь важно желание помочь. Поэтому я нормально справлялся в общепите. Общепит — это же индустрия гостеприимства. И первоочередная задача ― не получить денег в конце месяца, а сделать так, чтобы людям понравилось в нашей локации. Даже если ужин не дотягивает до уровня ресторанов Мишлен, надо сделать так, чтобы клиенту было приятно его съесть. И он был доволен. Всё, что делаю в отношении команды либо клиента, это всегда проактивная позиция, когда я хочу, чтобы все были довольны.

Если клиент хочет, чтобы решили задачу быстро, то, скорее всего, мы это сделаем быстро и поднимем за счёт этого лояльность. Но при этом это будет дороже, потому что ускорение процесса означает дополнительные усилия команды. А они должны быть оплачены, и команда должна понимать, что она не за шиш с маслом работает. И если ребята мне говорят: «Антон, не лезет», я пойду к клиенту двигать дедлайны, чтобы команда не сошла с ума. Это касается и клиентских задач, и моего тимлидства. Потому что если мои ребята где-то горят или сыпятся, то сначала мы решаем эти проблемы, потом всё остальное.

Ставил ли я ультиматум клиентам? Редко, но было такое. Я говорил, что мы остановим работу, если вы не оплатите нам то, что должны.

Это работает, наверно, очень просто, когда ты говоришь бизнесу: «Вот у нас сейчас вот такой темп, вы каждый месяц получаете условно по 5 миллионов рублей с одного email-канала, но никак не подпишете допник. Во-первых, мы тратим на это много времени, которое тоже стоит денег. Во-вторых, мы не получаем денег, а мы тоже бизнес. Поэтому или я сейчас ставлю всё на стоп или нужно ускорить процесс».

Что должен воспитывать в себе профессионал

Ответственный CRM-маркетолог не должен быть заскорузлым, а должен постоянно пытаться что-то новое привносить в работу. Когда понимаешь, что делаешь промописьма со скоростью 200 штук в секунду, наверно, ты в этом уже обалдеть какой молодец. Тогда надо попробовать что-то посложнее. Например, придумать какой-то спецпроект и реализовать его. Нужно копать в сторону развития, пробовать, не стесняться, общаться с людьми.

Если мыслить, как сотрудник, то не молчать, если сыпешься, потому что всегда найдётся кто-нибудь, кто поможет. Чтобы всё успевать, я на листочке пишу план на каждый день. Потому что чем больше задач, тем меньше работает оперативная память. А вообще давно существуют нормальные автоматизированные планировщики, например, Todoist или Wunderlist.

Ещё важно быть честным, быть пацаном: не успеваешь ― скажи, можешь сделать ― возьми и сделай. Вот и всё.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Ваши статьи присылайте нам на 42@cossa.ru. А наши требования к ним — вот тут.

Телеграм Коссы — здесь самый быстрый диджитал и самые честные обсуждения: @cossaru

📬 Письма Коссы — рассылка о маркетинге и бизнесе в интернете. Раз в неделю, без инфошума: cossa.pulse.is

✉️✨
Письма Коссы — лаконичная рассылка для тех, кто ценит своё время: cossa.pulse.is