Exiterra
04 сентября, 15:50

«У нас нет цели увести пользователей из кинотеатров», — Виктор Чеканов, CEO MEGOGO​ ​Russia

Cossa поговорила с Megogo о конкуренции, развитии технологий и том, как устроен бизнес крупнейшего на постсоветстком пространстве онлайн-кинотеатра.

«У нас нет цели увести пользователей из кинотеатров», — Виктор Чеканов, CEO MEGOGO​ ​Russia

О магии, пиратах, кинотеатрах и защите контента

Андрей Коновалов, Cossa: — Давайте начнём со странного вопроса. Как считаете, не вытеснят ли со временем ваш сервис какие-то другие форматы дистрибуции и потребления контента? Насколько идеальна сама модель потребления контента через платное приложение? Например, когда-то пейджер был очень нужным устройством, но сейчас эти гаджеты исчезли.

Виктор Чеканов, Megogo:  Megogo — это проект, который создаёт рынок и является важнейшей частью этого рынка. Megogo сейчас — крупнейший на постсоветском пространстве сервис, закрывающий потребность пользователя в просмотре кино и ТВ на смарт-ТВ, мобильных устройствах и ноутбуках.

Если проводить аналогию с пейджерами, где эволюция была «пейджер → сотовый → смартфон», то можно построить линейку «домашний кинопроектор → видеокассета → dvd → OTT в том виде, в котором он есть сейчас». И что-то новое в пару десятков лет в этом плане вряд ли будет придумано. Будут меняться форматы видео, VR будет проникать в той или иной степени...

— То есть можно уверенно говорить: «А через три года мы будем распространять фильмы с виртуальной реальностью»?

— А мы уже, кстати, работаем с VR. У нас есть VR-приложение, там более ста фильмов и даже пара телеканалов. И вообще наш контент в принципе весь можно смотреть в VR, даже тот, который под это не приспособлен. Ты просто сидишь в VR-маске...

— И смотришь обычный фильм! :–)

— Да, и смотришь обычный фильм! :–) Но как-будто на первом ряду кинотеатра, просто перед тобой никто не ходит. То есть это не VR-360, где можно посмотреть вверх, вниз, и у тебя всё меняется, а просто вместо экрана телевизора или ноутбука перед тобой как бы экран кинотеатра. На Android у нас это приложение есть.

— Вы сказали, что удовлетворяете потребность пользователя в просмотре кино. Считаете, что потребность смотреть кино в кинотеатрах, на ноутбуках или смарт-ТВ — это одна и та же потребность?

— Нет, это разные потребности. Это как потребности «поесть дома» и «сходить в ресторан». Как потребности «прогуляться в парке» и «провести время на даче». И там, и там — природа, и там, и там — кино, и там, и там — еда, и там, и там могут быть друзья. Но это разные эмоции. Как раз недавно слушал в одном из подкастов, что мы сейчас находимся на переходном этапе от общества потребления к обществу эмоций. Людям стали более важны эмоции, чем вещи. И наш сервис тоже является частичкой этого. Мы тот сервис, который даёт возможность чаще получать какие-то эмоции.

— С кинотеатром всё понятно: всей семьёй собрались, пошли, попкорн купили, колу налили, всё это потом на себя вывалили — эмоции! А какие эмоции в домашнем кинотеатре, пусть даже с хорошим оборудованием? Там такого нет. Это получается какая-то пластиковая еда, пластиковое развлечение.

— Неееет. Моё первое впечатление от включённого дома смарт-ТВ с нашим же сервисом: «Да это... Магия!» :–) Да, кроме шуток!

— А в чём, в чём магия-то?

— Блин, не знаю... Это так классно — выбрать то, что ты хочешь, и посмотреть в хорошем качестве, с хорошим звуком... Есть дома смарт-ТВ?

— Нет.

— Вот, вот! Вот, в чём вопрос! Я тоже не собирался покупать телек. Но у меня полтора года назад была операция на глазах, я делал лазерную коррекцию, и мне пару недель было нельзя ничего читать с экрана. Но вот прям кровь из носа надо было посмотреть прямую трансляцию одного мероприятия, которое мы делали. Я купил телек, мне его привезли за день до мероприятия, я включил его...

— Так это ж магия телевизора! Вы телевизор увидели в первый раз! :–)

— Нет, я увидел сервис в телевизоре! Телевизор-то я у родителей вижу каждый раз :–) Он тоже плоский, тоже с большим экраном, но их телевизор не умеет подключаться к интернету! А мой — умеет. И их телевизор показывает эфирные каналы от приставки крупного провайдера, а мой показывает всё, что хочешь!

Ты можешь бесконечно смотреть: то, что не посмотрел два, три года назад — до кинотеатра так и не дошёл, диски так и не купил, в интернете так и не скачал. Если честно, то я изредка пользуюсь пираткой, потому что есть фильмы, которые ну нигде больше нельзя найти. Попробуйте, например, найти «Елену» Звягинцева в любом из легальных сервисов. Нету нигде.

— Вот, и это отдельный вопрос. Очень часто пираты дают больше сервиса, чем легальные площадки. Ассортимент. Пять видов озвучки. Хочешь дубляж, хочешь — «с прищепкой на носу». Высокое качество — да, вполне может быть у пиратского сервиса. В чём тогда у вас пользователю выгода-то?

— В чём выгода для пользователя... На самом деле сложный вопрос. Сейчас буду пытаться объяснить.

— Он не просто сложный, он ещё и, очевидно, без ответа. Но просто интересно, как вы выкрутитесь.

— Буду выкручиваться долго :–) Тут точно в двух словах не объяснить :–) Во-первых, надо понимать, что у тех, кто ворует, а не покупает, ассортимент всегда будет больше. У них, конечно, и правовые риски всё больше, но расходов меньше, а значит они могут сосредоточиться на чём-то другом. На закупке звуковых дорожек, права на которые не нужно очищать, дополнительных субтитров, права на которые тоже не нужно очищать. Они используют технологии, права на которые тоже не покупают. Тот же софт можно использовать нелегальный.

Но при этом качество легальных сервисов сейчас не просто сравнимо с пиратскими, а во многом их превосходит. У нас: звуковые дорожки на разных языках. Субтитры для разных языков. Хоть один пират заморочился когда-нибудь на сурдоперевод своими силами? Сколько в России слабослышащего населения? Двенадцать процентов, по данным ВОГ. Мы совместно с ВОГ разработали программу для взрослых слабослышащих, мы субтитрируем контент для детей, которые ещё читать не умеют, делаем сурдоперевод.

Весь детский контент, что есть у нас, практически сразу снабжается сурдопереводом. Более того, у нас есть и телевизионная часть сервиса, где сегодня порядка 250 телеканалов, из которых около 30 — нашего собственного производства. «Свои каналы» — это разбитые на тематики плейлисты, которые для зрителя выглядят как телеканал. Там тоже есть каналы для слабослышащих — и для взрослых, и для детей. Ни один пират на это не заморочится.

— То есть здесь стратегия в том, чтобы иметь преимущество в тех сегментах, на которые пираты не обращают внимание? В основном сегменте вы проигрываете, но зато в менее массовых — даёте то, чего пираты не могут?

— Проигрываем мы только в одной части, в новинках. Те новинки, на которые цифровые права ещё не открылись официально, у пиратов уже есть, а у нас ещё нет. Но даже этот вопрос рано или поздно решится, правообладатели понимают, что с этим что-то надо делать. Конечно, пока сборы для правообладателей от диджитал-проката не сравняются со сборами от кинотеатров, будет окно между кинотеатральным релизом и цифровым. Тем не менее эти окна уже сокращаются. Когда-то это было полгода, сейчас речь идёт уже о неделях.

Конечно, правообладатели ещё очень нервно и с непониманием относятся к онлайну. Мы как-то предлагали запустить релиз одновременно с кинотеатрами, буквально на один день. Там позиция однозначная: «Вы что, сразу же украдут!». Как украдут? С телевизора экранку сделают? Причём это отношение внутри крупных компаний, занимающихся дистрибуцией. Там есть отдел, работающий с видеосервисами, с нами, а есть отдел, работающий с киносетями. И они друг друга не очень понимают. То есть они согласны работать по установленному регламенту, отдавать блокбастер через полтора месяца, но любой эксперимент их пугает. При том что сами устраивают офлайновые предпремьерные показы. Мы говорим — ок, давайте мы сделаем лайв вашей встречи с режиссёром, а потом одновременно с вашим предпоказом тоже этот фильм покажем, для наших платных подписчиков. «Ой, страшно, его же украдут!».

— Это вообще большая проблема, косность бизнеса. Есть ли у неё решение, или только ждать, пока «старые» люди новыми заменятся?

— Да есть, конечно. Воспитывать надо. Вот пример. 2010 год. Собчак даёт интервью Тине Канделаки, они тогда ещё были подругами. И Канделаки спрашивает: «А почему тебя нет в интернете?» И Собчак отвечает: «Да что б я? Да в интернете? Где сидят прыщавые юнцы?!» А сейчас Собчак без интернета уже и не представишь. Сейчас никому уже и в голову не приходит, что она когда-то могла так сказать.

— У нас в стране так сложилось исторически, что заплатить за билет в кинотеатр считается нормальным, а вот за контент в сети — за книги, фильмы — до сих пор как-то непривычно, нет такой устойчивой модели потребления. С книгами ситуация оказалась попроще, выяснилось, что дело не столько в нежелании платить, а в отсутствии удобного сервиса для этого. И когда появились инструменты типа Букмейта, то и покупок книг стало сильно больше. Как считаете, реально ли существует проблема «В России не хотят платить за контент»? Может, дело в отсутствии отсутствии удобных интерфейсов для покупки?

— Нельзя сказать, что это какая-то одна проблема. Безусловно, удобство оплаты — очень важно. И не только удобство, но и доступные инструменты оплаты. Если ты принимаешь банковские карты, а электронные деньги — нет, то, скорее всего, какого-то плательщика ты потеряешь.

Ментальность.... Это, пожалуй, самый острый вопрос. Потому что мы жили десятилетия в эпоху бесплатного телевизионного контента. И, на самом деле, самый лучший контент у нас до сих пор на ТВ — и он бесплатен. Давайте посмотрим на Первый канал, ТНТ, СТС. Это компании, которые производят лучший российский контент для ежедневного потребления. И в платных средах ты этот контент смотреть не будешь, ты уже привык, что Камеди Клаб у тебя всегда бесплатен. И шоу Урганта у тебя бесплатно. И так далее.

— Так всё-таки, как считаете — это неизменяемая ситуация, «в России за контент платить никогда не будут», или же нет, «не платят ещё года-два, а потом платить привыкнут»?

— Процент платящих людей, конечно, растёт. Как за счёт новых людей, так и за счёт тех, кто использовал сервис раньше, но только бесплатно. Причём в нашем сервисе мы видим такую зависимость: пользователей с Android-системами больше, чем пользователей с iOS, но платящих на Android в три раза меньше. Пользователи iOS просто привыкли платить. А Android часто и выбирают по принципу «там всё бесплатно».

— А бывает такое, что воруют контент именно у вас?

— Я думаю — нет. Если не рассматривать такой способ как «взять очень качественный телевизор, очень качественную камеру, настроить углы, снимать экран и писать звук отдельным каналом». От такого способа не застрахован никто, и мы в том числе. Другим способом что-то своровать у нас сложно.

Если брать голливудские новинки, то они у нас доступны под DRM. Прочий контент разбивается на чанки — это такие односекундные кусочки для каждого вида качества. Если фильм хранится у нас в восьми или десяти видах качества, то каждый из этих файлов будет разбит на кусочки по одной секунде. И если попробовать их скачать, то они у тебя могут перемешаться и вместо фильма будет белиберда.

Кстати, у нас был один партнёр, который без обсуждения с нами сделал у себя возможность скачивания контента на устройство. У них разработчик разобрался в наших чанках и написал алгоритм по их склеиванию! Они это безо всякой задней мысли сделали, просто хотели больше сервиса зрителям дать. Запустили, и даже часа два оно проработало, пока мне от них рассылка с этой новостью не пришла :–)

То есть если очень захочешь, то найти способ можно. Но контент мы защищаем сильно, можно даже сказать — фанатично. Кроме того, есть же ещё определённые политики правообладателей: требования к хранилищам контента, к тому, где должны быть расположены сервера, как они должны охраняться, какие системы доступа там должны работать, кто имеет туда доступ, как это всё копируется и бэкапится, в каких форматах файлов, и так далее. И ещё регламентируется то, как этот контент нам передают. Это ж не просто «на жёстком диске в самолёте из Штатов» и не по FTP...

— Надо же, никогда не задумывался. А как передаётся?

— По защищённым каналам связи. Бывают и исключения, и да, иногда бывает, что и на жёстком диске, но там не просто на диск закинули и всё, а исходник кодируется, тысяча паролей и так далее.

Конкуренты наши, кстати, все тоже следуют всем этим политикам по защите контента.

— Вернёмся к вопросу про кинотеатры. Что может заставить людей решить не идти в кинотеатр, а посмотреть фильм дома?

— Погода. Прошлое лето это хорошо показало. Есть прямая зависимость. Если я вижу, что пятницу-субботу-воскресенье по прогнозу будет дождь, я понимаю, что покупок у меня на сайте будет чуть-чуть больше :–)

— То есть вашему отделу продаж хорошо бы шамана завести, который будет дождь вызывать. На всю страну :–)

— Нууу.... Если дождь идёт бесконечно, люди привыкнут и снова начнут на улицу выходить... Сильная жара вообще-то тоже может людей домой загонять.

Ещё, конечно, влияют деньги. Покупая доступ за условные 299 рублей, ты тут же очень прилично экономишь. Когда ты идёшь в кинотеатр с девушкой, ты платишь за себя шестьсот и за девушку шестьсот. Если всей семьёй, то и ещё больше выходит. Это довольно большая нагрузка. А здесь ты за ту же самую цену получаешь всё на пятерых.

Но вообще «погода», «деньги» — это сиюминутный такой ответ. Если брать среднесрочную или долгосрочную перспективу, то у нас нет цели увести пользователей из кинотеатров. Это просто совершенно другая форма досуга. Точно так же кинотеатры можно назвать конкурентами театров, по форме досуга — ты куда-то идёшь и что-то смотришь...

— Ну нет, в кино и в театре форма потребления похожая, но продукт-то разный. А у вас с кинотеатрами продукт ведь один. Вы говорите, что скоро зазора между выходом новинок в диджитал не будет, и какой тогда прогноз, что для людей естественнее — «не приходя в сознание» вечером дома посмотреть свежую премьеру, или всё-таки сделать из этого событие, праздник...

— Да сложно так сказать... Это всё равно форма проведения досуга. Я сижу дома, передо мной стоит телевизор. У меня в гостях сидят друзья, и мы из моего дома «идём в кинотеатр». Вот история моих последних выходных.

— Ага! Тогда вы всё такие воруете зрителей! :–) Получается, что с какой стороны не посмотри, потенциальная конкуренция всё же есть. Конечно, люди, которые понимают фишку «просмотра на большом экране», «с большим звуком», будут сознательно ходить в кино. Вот посмотрел я «Безумного Макса» с 13-ти дюймового монитора — не впечатлило :–)

— Обострение ненависти киносетей к онлайн-кинотеатрам случилось в 2015 году, на фоне кризиса. Этот год был довольно слабый по релизам, и люди меньше ходили в кино, но сети связали это с тем, что «онлайн-кинотеатры поднялись и уводят у нас аудиторию». А сейчас об этом никто даже и не вспоминает.

Я вообще не вижу для кинотеатров какой-то трагичности на ближайшие десятилетия. При том, что мы делаем то же, что делали кинотеатры последние сто лет — показываем фильмы, — кинотеатры ничего не потеряли, хотя таких как мы становится всё больше. О! Кстати! А YouTube — конкурент кинотеатрам?

— Нет, кинотеатрам точно не конкурент. Потому что основной формат, представленный там, очень сильно отличается от того, что есть у кинотеатров. Да, там можно посмотреть кино, но основной процент просмотров приходится всё же не на полнометражные фильмы.

— Ну да, примерно так оно и есть. Несмотря на то, что YouTube сделал платную модель и там всё больше появляется фильмов, основная модель потребления в YouTube — просмотр блогеров, роликов, клипов, но всё же за полным метром в YouTube тоже ходят.

— Очевидно, что если люди привыкли к какому-то месту потребления контента, то продать им в этом месте что-то дополнительное проще. И всем людям, которые уже посещают YouTube, не нужно объяснять, что в этом месте можно посмотреть видео. Условно говоря, там нужно просто добавить кнопочку «Заплатить денег». Нет ли для вас в этом угрозы, такого: «Ну всё, расходимся, YouTube платную подписку запустил»?

— Нет такой угрозы. Так же когда-то говорили: «Вот, сейчас iTunes в России официально появится, и вы все умрёте». Потом говорили: «Ну вот, сейчас Netflix появится, и вы все умрёте». «Amazon появится, Google появится, и вы все умрёте». Все появились — но как-то у всех всё продолжает расти. Потому что паттерны потребления всё равно немного разные.

Эмоциональная взаимосвязь в голове у пользователя с тем действием, которое он хочет совершить, и с той площадкой, на которой он это будет делать, работает уже достаточно тесно. У людей уже есть предсказуемые линии поведения. «Я хочу посмотреть кино. Сначала я поищу его здесь. Потом вот здесь. Если не будет — ну тогда поищу ещё вот там и вот там. Не найду — попробую пиратку найти, вспомню пароль от торрент-трекера.

Какие-то пользователи уже точно в качестве основной площадки определили для себя Megogo. Кто-то — Ivi. Кто-то — Okko.

Кто-то для просмотра тех же матчей ЧМ по футболу сразу пришёл к нам — и была история, что первые минуты одного из матчей на сети одного из операторов полез какой-то баг. Это было просто эпично: я смотрю футбол, у меня начинает пикать Вотсап, несколько знакомых людей мне пишут: «Витя, какого хрена происходит, я не могу ничего посмотреть!» И я понимаю, что у них не возникло связки «включить эфирный канал» или «включить кабельного/спутникового оператора», всё, они уже «смотрят телевизор» на Megogo. И столкнувшись с какой-то проблемой, они не переключаются на другого провайдера, а... Тут правда другая проблема — они не звонят в службу поддержки, они пишут мне! :–)

— Кстати, о поддержке. Предоставляя платный сервис, чувствуете ли вы более высокую степень ответственности? Когда человек заходит на бесплатную трансляцию — или тем более на пиратский сервис — и сталкивается там с проблемами, он, конечно, раздражается, но в душе, в общем-то, он ожидал какой-то подляны. Но когда он пользуется сервисом за деньги, то логика примерно такая: «Я хочу посмотреть ГАРАНТИРОВАННО хорошо, поэтому я и деньги заплатил». Вы ответственность за, возможно, «испорченный вечер», ощущаете?

— Да. И более того...

— Ну разумеется, разве вы могли сказать «нет»? :–)

— Мог бы. Ведь можно сказать: «Ну да, все мы за качество, но ведь понятно, что разные бывают обстоятельства...» Но нет, я говорю именно так, как оно есть. Ситуации, когда возникают проблемы с качеством, бывают практически у каждого. В нашем случае такие истории не замалчиваются где-то на уровне колл-центра или службы поддержки.

Если какая-то проблема возникает больше одного раза, то в неё сразу вовлекаются все ключевые люди и этот вопрос начинает решаться. Потому что одна жалоба — это не очень хорошо, две жалобы — это уже плохо. Три жалобы на одну и ту же проблему — это уже миникатастрофа, где надо срочно что-то делать.

Если честно, с таким сервисом, как у нас, когда мы реагируем на жалобы пользователей, я хотел бы сталкиваться везде.

Пример вспомнил: я недавно отравился в одном известном сетевом заведении, и от них я получил практически идеальную для меня реакцию. Когда я понял, что отравился, то позвонил им, говорю: «Слушайте, я у вас отравился. Съел у вас то и то, подозрение вот на это». Они: «А точно у нас?» Я: «Точно у вас, потому что после вас я нигде больше поесть уже не успел... Успел только на работе попить чаю с грушей».

— Вот, груша. Это точно она. :–)

— Да. Точно груша, а не лосось :–) И вот они отреагировали практически идеально: «Что мы можем для вас сделать? Мы не уверены, что вина в нас, но готовы её признать, раз вы так считаете». Я думаю, что если бы я в ответ попросил месяц бесплатных завтраков, то на неделю бы сторговались :–)

Сервис может очень просто решать проблему недовольства пользователей. Если пользователь столкнулся с проблемой в сервисе, за который он платит — да даже если и не платит! — то, во-первых, надо эту проблему решить. Если нет возможности решить сразу — сказать, когда она будет решена. А во-вторых — дать пользователю что-то в ответ, в благодарность за то, что он не поленился тебе позвонить. Уж пару недель подписки точно ему дадим.

Я, кстати, сам иногда звоню в нашу службу поддержки.

— Для проверки или для удовольствия? :–)

— Ни для того, ни для другого. Если вдруг сталкиваюсь с каким-то багом, само собой, я могу написать разработчику, техническому директору, но я иногда звоню в колл-центр, говорю: «У меня такая-то проблема, мой ID такой-то» и слушаю, как разговаривают, как предлагают проблему решать.

— И какие оргвыводы потом?

— Бывают проблемы, честно. Поэтому я и звоню, чтобы пользователи с этим сталкивались реже.

— А как вообще вы на проблемы такого рода реагируете? «Политика максимальной нетерпимости», или «всегда надо дать человеку шанс исправиться»?

— Не нетерпимость, с первого раза точно человека никто не уволит, за исключением совсем вопиющих случаев. Вот давайте представим, что кто-то кого-то обматерил или повёл себя ОЧЕНЬ некорректно. С такими людьми точно надо расставаться. А если человек просто не знал, что ответить, не посоветовался с коллегой, сморозил какую-то глупость — это просто вопрос обучения, это можно скорректировать.

— Давайте представим две ситуации. Вот сказал человек что-то, не посоветовавшись с коллегой. В одном случае это никаких особых последствий не имело, всё нормально разрулилось. В другом — из-за его ответа компании был причинён реальный ущерб. Как считаете, должна быть разница в последствиях для человека? Ведь в обоих случаях его вина одинакова и относится к категории «просто вопрос обучения».

— Я сразу вспомнил анекдот про разницу :–) Когда в тюрьме спрашивают у человека, за что он сидит, тот отвечает: «Да ерунда, окно на работе открыл».— «А где ж ты работал?»— «Да на подводной лодке...» Честно говоря, я не знаю, как ответить на этот вопрос. С таким, чтобы человек одним своим ответом принёс проблемы компании я, к счастью, не сталкивался. Но точно, что человека отстранят от работы до тех пор, пока он не пройдёт всё обучение, пока не будет понимания, что он больше такой ошибки не совершит. Иногда такой период может и в пять минут уложиться, простой беседы может оказаться достаточно, иногда несколько дней потребуется. А может, окажется, что всегда раньше в таких ситуациях человек вёл себя корректно, а тут его переклинило, потому что у него дома что-то случилось. Людям тоже нужно иногда отдыхать.

— А как относитесь к идее замены людей автоматизацией, использованию чатботов, например, элементов ИИ? Планируете внедрять?

— Планируем, но не в той степени, как это показывают в американских фильмах про XXII век. Автоматизация внутренних процессов — да, на максимуме, но человеческий фактор там остаётся. У тебя могут быть какие угодно регламенты, можно прописать, что юрист должен в такой-то срок сделать то-то, а бухгалтер — то-то, но что-то вдруг меняется, и вот уже надо это сделать не через два дня, а через два часа. И начинается: «Посмотри вне очереди» и так далее. В России автоматизация и искусственный интеллект без человека ещё долго не заработают :–)

— «Эти русские даже к роботам надсмотрщика приставляют!»

— Ну да :) Да что далеко ходить: приехал я в ГАИ поменять права. В кассе оплатить нельзя, потому что стоит специальный автомат. Подходишь к автомату, нажимаешь первую кнопку, а к тебе подбегает сотрудница, чуть ли по рукам тебя не бьёт и говорит: «Здесь я ввожу данные!!!» На вокзалах у автоматов тоже стоит человек, который за вас всё сделает. Даже в банках у автоматов для живой очереди есть сотрудник, который поможет кнопку нажать.

По поводу чатботов. Использовать чатбот для общения с пользователями пока не совсем правильно. Потому что нам от пользователя надо собирать фидбек, а не автоматически решать их проблемы. Чатбот не поймёт обращение пользователя, который хочет тебе просто сказать: «Спасибо! У вас всё хорошо, мне всё понравилось!» Такое бывает редко, но бывает :–)

Вот пример: я пользуюсь тремя каршерингами, и один из них практически полностью закрыл доступ к своему колл-центру, то есть найти номер, чтобы туда позвонить, нереально. Вместо этого у них чатбот. И я этим каршерингом пользоваться перестал. Потому что если я сталкиваюсь с какой-то нештатной ситуацией, я ничего не могу сделать. Перестал ими пользоваться, когда из-за этого чатбота я сорок минут добивался разрешения заправить машину. Я был в ста километрах от Москвы, у них система показывала, что в машине топливо есть, а у меня стрелка уже лежит. Я стою на заправке и ничего не могу сделать.

Но что касается работы по хранению и доставке контента, по оценке качества соединения, по определению предпочтений пользователя и рекомендации ему контента, по всевозможным частям сервиса — там точно уместны и искусственный интеллект, и всё, что только можно для автоматизации придумать.

— Про рекомендательную систему расскажите. Следите за пользователями?

— Да, конечно. За их предпочтениями.

— Только в рамках сервиса? Ведь можно же и из внешних источников данные подтягивать.

— Для работы по рекламной модели мы с нашим селлером используем Big Data, которые нам отдаёт один из крупнейших порталов. Каких-то других сценариев использования данных о пользователях нам, наверное, и не нужно, потому что внутри сайта пользовательские предпочтения мы видим сами.

А то, что за пределами сайта... Текущая версия закона о персональных данных заставила нас пересмотреть множество таких партнёрств, и что-то мы даже поотключали. Но не могу сказать, что что-то от этого потеряли. При этом данные о пользователях мы используем для показа рекламы, но это данные обезличенные, когда аудитория разбивается на массивы. Других сценариев, пожалуй, и нет.

— А для рекомендаций?

— Для рекомендаций мы можем использовать данные профиля в соцсети, если пользователь авторизуется через соцсеть, или данные, которые он сам ввёл в личном кабинете. Но всё-таки основа для рекомендаций не какой-то соцдем, а его история в сервисе: что он начал смотреть и выключил, что посмотрел до конца, где он поставил такой знак, а где — вот такой. Пять лайков и дизлайков — и уже формируется достаточно хорошая картинка для того, чтобы пользователю рекомендовать то, что ему понравится.

— И какого качества эти рекомендации?

— Высокого. Мы над этим работали пять лет и продолжаем работать. Вначале мы это использовали только в одном небольшом разделе. У нас был такой раздел «Возможно, вам понравится». Сейчас это работает практически на всех разделах сайта, кроме главного слайдера, где пока ещё подборка для всех единая, но и слайдер, я думаю, мы в рекомендательную систему в течение года включим.

— А как же изменения предпочтений или спонтанный интерес к новинке? Интересы ведь могут измениться.

— Наша рекомендательная система не будет скрывать от тебя новинки, но если ты категорический противник ужастиков, или если мы видим, что ты ребёнок, то каким бы новым этот ужастик не был... Может быть, мы тебе про него и скажем, но в последнюю очередь. И не надо забывать, что есть ведь и каталог, где можно всё посмотреть по жанрам, годам, странам, языкам и так далее. При желании ты всё равно до нужного фильма доберёшься.

— Как вы растёте сейчас и растёте ли?

— Бурного роста по аудитории у нас, наверное, уже не будет, потому что мы сейчас охватываем практически всю аудиторию, потребляющую профессиональное видео в интернете. Тех, кто смотрит в интернете кино. Вопрос в том, как часто эта аудитория к тебе приходит и зачем. И приходит ли она к тебе за платным контентом. У нас до сих пор для многих зрителей использование сервиса с просмотром рекламы — самая популярная модель. Для них Megogo — это бесплатный сервис. Где много бесплатного контента. Это действительно так, бесплатного контента у нас порядка 80%.

Есть те, кто мигрирует с десктопного потребления в смарт-ТВ и в мобайл. Рост в этих сегментах как раз и говорит о некоей продвинутости площадки. Сейчас невозможно вообще представить видеопотребление без мобайла. Для нас рост в этом направлении — хороший знак, мы понимаем, что идём правильным путём.

Ещё есть те, кто к нам заходит посмотреть, что нового есть из платного, и потом идёт искать это у пиратов. Но бывает и наоборот, от пиратов к нам приходят.

В сухом остатке: на десктопе мы сейчас не растём, держимся в пределах 25–32 млн пользователей, в сегменте connected-устройств (смарт-ТВ, приставки) мы постепенно прирастаем, в мобильном сегменте тоже растём.

У нас есть заметное преимущество — на один аккаунт до пяти одновременных подключений. Это значит, что в одном аккаунте ты можешь смотреть что-то одно, жена со второго телека — другое, ребёнок с планшета — третье, а бабушка на даче — четвёртое. И это удобно. Это ещё и экономия большая. Подписка в среднем стоит 400 рублей в месяц, поделим это на пятерых членов семьи и сравним с тем, сколько стоит в других местах контент. То есть это очень выгодно. За эти четыреста рублей ты получаешь доступ к двум сотням телеканалов и к тысячам фильмов. Смотри не хочу.

— А если говорить о прямых конкурентах, других легальных видеосервисах, есть что-то, чем, по вашему, вы лучше всех?

— Конечно. Ни у одного сервиса нет такого объёма контента, как у нас. Как фильмового контента, так и по части телеканалов. Телеканалы так и вообще сейчас присутствуют только на Megogo. Есть ещё один сервис, который недавно их запускал, не очень удачно. Со временем думаю всё у них будет хорошо, но пока мы единственные.

И ещё же у нас есть видео-лайвы! Я всё время про них забываю, потому что в моей голове это относится не к контенту, а к производству. Это контент «здесь и сейчас». Конечно, у нас объём меньше, чем объём любительских лайвов, которые кто только в YouTube и Instagram не запускал. Мы делаем 2–3 трансляции в неделю. Но это качественные трансляции концертов, спортивных мероприятий, либо интересных лекций. Киберспортивные трансляции тоже делаем. И оно потом всё в архиве лежит. А между тем, профессиональных записей концертов не так много даже на YouTube.

— Получается, что вы уже сами практически телевидение. Вы и сетку фильмов формируете, и лайвы записываете...

— Ну нельзя нас прям телевидением назвать, наши каналы фильмовые — это, по-сути, всё-таки плейлисты. Технически там даже нет потока, который можно было бы отдать, чтобы его где-то ещё показывали. Но да, для пользователя это выглядит как ТВ. Вот тут у тебя канал Дискавери, а вот тут канал Megogo с фильмами о любви. Дальше переключаешь — вот Первый канал, вот ТНТ, а вот Megogo с детскими фильмами.

И кстати, в отличие от обычного эфирного ТВ, которое ты не можешь поставить на паузу или отмотать на начало фильма или передачи, у нас это всё есть, и всё чаще и чаще этим пользуются. А поначалу в интерфейсе многие этого даже не замечали.

Мы тут сделали ещё одну штуку. У нас же есть EPG, электронный программный гид. По сути, это электронная программа передач. И ты можешь по этому гиду перемещаться не только назад, но и вперёд. То есть ты заходишь в какой-то канал, смотришь, что там было вчера, видишь что-то интересное и можешь это посмотреть. И вот один из каналов к нам как-то обратился, возмущённый. Говорит: «Почему вы уже показываете нашу передачу, которая у нас будет только послезавтра?» А показываем, потому что по каталогу можно и вперёд переместиться и эта программа уже есть у нас в каталоге. А раз есть в каталоге, то и доступна для просмотра значит тоже.

— То есть вы ещё и машину времени изобрели.

— Ну кстати, да, так наверное это и выглядит :–)

— Что самое монетизируемое из контента? Блокбастеры, эротика, артхаус, детский контент?

— Эротики у нас пока нет, хотя скоро включим. Мы допилили наконец родительский контроль на всех устройствах, и всё, уже можно включать. Больше всего покупают актуальные голливудские новинки-блокбастеры. Но это в первую очередь поштучная покупка. Потом — комедии голливудские. Следом — российское кино, и оно может быть совершено разножанровое. Дальше идёт детский контент, а потом идут подписки, которые включают в себя сразу много всего разного.

Вот график, как у нас что смотрят:

— Теоретически вы можете не только показывать зрителям то, что они хотят, но и влиять на их выбор, продвигать какой-то конкретный контент или производителя. Например, пытаться «воспитывать вкус зрителя» и настоятельно ему рекомендовать что-то.

— Тут важно соблюдать баланс. Конечно же, редакторские подборки у нас есть. И редакция в этом плане у нас сильная, и в том числе наблюдает за тем, что происходит в обществе. Но при этом мы точно не будем нырять в политику. Мы всё-таки развлекательный сервис. И если мы массово начнём рекомендовать артхаусные фильмы, то основной костяк аудитории в какой-то момент скажет: «Блин, какими-то они скучными стали, не буду больше сюда ходить». Поэтому иногда что-то предлагать к просмотру — будем. Но будем смотреть, чтобы это соответствовало профилю зрителя по рекомендательному сервису. А массово навязывать контент, который нравится одному или нескольким людям из компании, — точно нет.

Мы можем делать совместные акции с рекламодателями, для этого есть специальные рекламные места на сайте, но в любом случае этот контент должен быть интересен.

— Как устроена ваша редакция?

— Есть отдельная редакция, занимающаяся социальными сетями. Это двусторонняя и односторонняя коммуникация с пользователями, мы рассказываем им про новинки, что посмотреть сегодня по ТВ, один из наших каналов в Telegram так и называется — «Что по TV». И с Megogo, кстати, этот канал никак не ассоциирован.

Есть отдельная редакция, которая формирует выдачу по новинкам и делает подборки по обычным фильмам. Есть редакция, которая формирует наши собственные телеканалы.

Сколько в сумме человек — не скажу, но больше десяти.

— Кстати, формирование содержания каналов — это же как раз потенциальная зона использования ИИ, их можно собирать без участия людей.

— Да. Об этом не хочу говорить пока :–) Но вообще ИИ пока ещё слишком мало умеет. Если говорить не о формировании подборок, а, к примеру, о нарезке каких-то моментов из видео, то это ещё очень сырая технология. Гугл недавно только научился кошек на фото определять, а мы же про видео говорим.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Ваши статьи присылайте нам на 42@cossa.ru. А наши требования к ним — вот тут.

Не пропустите!

Комментарии:

Реклама


🤔 Чем живёт digital?
Главное — в рассылке:




Вход на cossa.ru

Уже есть аккаунт?
Выбирай любой вариант входа:
Facebook Vkontakte

Используйте свой аккаунт в социальной сети Facebook или Вконтакте, чтобы пользоваться сайтом

Не забудьте написать email на странице своего профиля для управления рассылкой