22 марта 2013, 15:45
46043
16

Максим «Тесак» Марцинкевич: «Это креативно, в любом случае»

В феврале Максим выложил на YouTube сообщение о запуске собственного digital агентства. Начав в стиле «все пидарасы, а я Д’Артаньян», Тесак рассказал о разделении рекламы по национальному признаку, креативе и «настоящем digital». Корреспондент Cossa.ru решил разобраться что к чему, и поговорил с командой «ФорматМедиа». Ниже вы узнаете, как продвигать свой сексшоп и использовать поножовщину в качестве оффлайн-активности.

Максим «Тесак» Марцинкевич: «Это креативно, в любом случае»

Обычно Интернет-звезды различной величины сначала становятся объектом всеобщего интереса, потом попадают в мемы и демотиваторы, а после теряются среди новопришедших сетевых знаменитостей. Вспомните Колю Воронова или Никиту Литвинкова. Правда, есть и те, кто старается заработать на своем новом имидже: Максим Голополосов или, например, бездомный, выпустивший альбом.

Максим «Тесак» Марцинкевич — в принципе, отлично вписывается в эту систему. Его аудитория составляет около ста тысяч человек в социальных сетях. Это живой медиаисточник со своей национал-социалистической ориентацией, спецификой (черный юмор и агрессия) и охватом (скинхеды, хулиганы, правые).

Давай начнем с ролика. Как так — все бездари?

Ролик был рассчитан на то, чтобы немного потрясти рынок. Если кто-то против — он может открыто об этом высказаться. Не думаю, что кто-то будет этим заморачиваться. Мы заявили о себе, это было основной целью. Тем более я точно знаю, что на рынке под половину — открытые пидарасы. Может быть, бисексуалы.

cossa-icons-6.png

Весь интернет-маркетинг за 19 недель!

Cossa рекомендует: онлайн-курс по интернет-маркетингу от Ingate — digital-агентства с 17-летним опытом.

  • 17 учебных блоков по ключевым вопросам интернет-маркетинга
  • Поддержка менторов
  • Диплом
  • Cтажировка в топовых агентствах России
  • Помощь в трудоустройстве
Узнать больше >>

Реклама

Думаю, ты следил за рынком до того, как решил запустить собственное агентство…

Ну, я послеживал, да. Специфика моей деятельности в том, что ко мне приходит целая куча информации, которая не нужна.

Тогда расскажи о проектах, которые тебе понравились и которые тебе интересны.

По стилистике подачи нам близок вот этот каннский кейс. Он необычный, жесткий в каком-то роде. Или, из последних, крутая реклама Carlsberg. Конечно, это постановка от и до, как мне кажется. Но очень крутая.

В целом, мне нравится идея отслеживания активности пользователя. Я придумал фишку разделения рекламы для россиян и русских. Смысл в том, что мы будем проставлять метки на всех правых сайтах, с которыми сможем договориться. Человек зашел почитать о том, как Иисус, например, спасет русский народ от жидов. Зашел, прочел, а после реклама будет рассчитана именно для него. Выпей православного молока и так далее. Если он за здоровый образ жизни, то есть не алкоголик и не наркоман, интересуется спортом и посещает сайты русских пробежек, то ему предложат спортивные вещи.

То есть ты будешь таргетировать рекламу по идеологическим убеждениям?

Именно. Такая реклама в разы эффективнее. Человек сам себя идентифицирует как русского. Это дополнительный стимул. Мы метим не в социальный статус и вымышленные стереотипы, а в человека, который мыслит определенным образом.

Я думаю, ты знаешь агентство «Ретаргетер» Олега Бруни. Мы смотрим, как это может к нам применяться. И Бруни как раз тот человек, которого мы на рынке выделяем.

Сколько брендов пришли к тебе после ролика как клиенты? И кто эти бренды, если не секрет?

Многое пока секрет, потому что не все готовы с ходу афишировать работу с нами. Недавно у нас прошла кампания для минской сети клиник. Вышло более чем удачно. Здесь мы не говорим о таргетинге как об инструменте, это акция немного иного порядка. Я ведь не буду заморачиваться на том, чтобы зарабатывать деньги только на рекламе для русских.

Слева направо: Максим Марцинкевич — CEO и Creative Director, Константин Кмитиц — Account Director, Алексей Касич — Client Service Director

То есть таргетинг по национальной идентификации — это одна из опций, а не центральная идея агентства?

Да. Это одна из фишек, которую я могу предложить как абсолютное ноу-хау. По большому счету, для клиники мы готовили другие активности. Сначала мы заключили договор о том, что я делаю операцию, моя команда все это снимает на видео, а материал идет на мои страницы в социальных сетях. Мы немного развили ситуацию и инсценировали нападение антифашистов на пороге клиники.

В результате меня задержали по подозрению в хулиганстве. Плюс поножовщина и стрельба. Все кончилось нормально, через несколько дней меня выпустили. За это время появилось огромное количество публикаций в СМИ о моем задержании на пороге именно этой клиники. Дальше — больше: заметки о том, что меня освободили, что я еду домой, что я дома и что у меня все хорошо. Везде упоминалось название клиники и тот факт, что я поехал делать туда операцию.

Алексей: У клиента была неважная посещаемость сайта, и за пределами Минска никто об этой клинике не знал. То есть клиника была практически не представлена в Интернете, хоть и сайт работал вовсю.

Наша кампания началась с оффлайна, а потом понеслось. Во-первых, подключился вирусный эффект, который начался со страницы Максима. Несколько тысяч человек стали все это репостить: задержание, что случилось. Сарафанным радио информация начала распространяться по социальным сетям: ВКонтакте, Facebook, даже Одноклассники зацепили. Это увеличило раза в четыре посещаемость сайта клиники. И эту клинику узнали именно посетители интернета.

Мы говорим о полноценной компании 360. Она начиналась не с интернета. Обычно все делают наоборот, и оффлайн служит придатком к онлайн-кампании. У нас же все стартовало в реальности и взорвалось в сети. Вот самое главное отличие.

Максим: Я тебе могу рассказать, как бы это делали бездари. Взяли бы интервью, разместили его на тематических ресурсах и на этом успокоились. Может быть, акцию запустили бы в социальных сетях. Ну, а как рекламировать медицинский центр? Это скучно. Фотографии в халатиках, все такое…

Алексей: Я знаю, что Socialist предложил бы — интеграцию в игру. Сначала размытая картинка, а потом раз — и она становится четкой. Куча лайков от нецелевой аудитории, школьников и студентов. А у Socialist есть крутой кейс с 200 000 регистраций.

Максим, расскажи про свою команду. Ты набрал людей с рынка или привел их с собой?

Большинство людей пришло со мной. Я давно этим занимаюсь, и, когда вышел ролик, было очень много заявок. Многие хотят со мной работать, потому что хотят креатива.

Сейчас в команде ребята, с которыми я общался до  «ФорматМедиа» . Вот с Костей, например, мы создавали Формат18. Семь лет назад это была такая же площадка, как «Спасибо Ева» или «Caramba» сейчас. Креативные ребята присылали нам свои видео: мероприятия с улицы, из электричек. Конечно, с одной стороны, было выложено несколько десятков убийств. С другой стороны, это креативно, в любом случае.

Формат18 был настоящей социальной платформой. На форуме зарегистрировались свыше 70 000 человек. Они знакомились, обсуждали акции, идеологию, велся какой-то простой бизнес. Зарождался вирусный контент, о котором сейчас говорят на каждом углу.

Единственное отличие от «ФорматМедиа» в том, что тогда я делал все на голом энтузиазме. А сейчас это такой личный эксперимент. Смогу ли я на медиарынке заработать денег, не отказываясь от своих убеждений.

Ты говорил о том, что первый стал заниматься вирусным видео. Что ты скажешь о тех, кто пришел, по твоим словам, после? О «Сметане», например.

Константин: Я видел их последний ролик, с хомячком. Не очень ведь. Формат18, если бы его не запретили правительства двух стран, стал бы чем-то вроде RuTube. Все шло к тому, что сайт превратился бы в видеохостинг без правил и модерации. Свободный и демократический.

Алексей: Самое интересное, если говорить о вирусном видео, то в целом у каждого есть какие-то системы: у Сметаны — Seedr, у других — что-то свое, у кого-то боты. У нас есть живая аудитория.

Константин: Если посмотреть статистику группы #ОккупайПедофиляй, то видно, что ботов нет вообще.

Какие кампании вы планируете в будущем? Есть еще какие-то проекты, о которых можете сейчас рассказать?

Если не вдаваться в подробности, то сейчас у нас есть заказ на рекламу одно сексшопа. Во-первых, как продвигать сексшоп? Это не просто. Я бы сказал, практически нереально сделать это стандартными методами. А мы приведем туда педофила. И устроим сафари. У наших роликов такого типа где-то под миллион просмотров.

На втором этапе мы сгоним митинг старух и православных. Им ведь пофиг, брось кость, скажи «содомия там, разврат», они придут и будут митинговать. Суть в том, что эти митинги уже не будут со мной связаны.

Алексей: Могу привести примеры кампаний, которые мы бы сделали иначе. Например, новогодняя акция Согласия и Hungry Boys. Вместо Деда Мороза и прочего наша команда запустила бы кампанию «Застрахуй своего ребенка от педофила». Конечно, Согласие на это бы не пошли, но это отражает наш стиль.

✉️ Самое интересное шлём по почте, не чаще двух раз в неделю.

Чем живёт digital.
Главное — в рассылке:




Вход на cossa.ru

Уже есть аккаунт?
Выбирай любой вариант входа:
Facebook Twitter Vkontakte

Используйте свой аккаунт в социальной сети Facebook или Twitter, чтобы пользоваться сайтом

Не забудьте написать email на странице своего профиля для управления рассылкой