QIWI
09 апреля, 15:22
65
0

Кто и зачем хочет регулировать криптовалюты

Рассуждает Алексей Банников, CEO Фотосклад.ру.

Кто и зачем хочет регулировать криптовалюты

Криптовалюты не ограничиваются привычными границами стран — они доступны всем, и в этом их несомненное преимущество. При этом криптовалюты наступают на прямую функцию банков, потому многие финучреждения — сторонники государственных норм регулирования.

Правда в том, что ни одно государство не может с уверенностью поддержать универсальную валюту, которая не подчиняется контролю, но пытаются многие. Давайте разбираться.

Мировой опыт

В большинстве стран контроля криптовалют либо нет совсем, либо он есть, но минимальный и не всегда последовательный. Одни считают, контролировать оборот невозможно, другие, напротив, что понадобится время, но эффективный способ регулирования обязательно найдётся.

Многие банки, однако, заимствуют блокчейн-технологии для собственных разработок, чтобы упростить транзакции и безопасность накоплений.

Как работает блокчейн на примере криптовалюты (RevolverLab)

Американская служба по внутреннему налогообложению решила облагать прибыль от продажи криптовалют по аналогии с продажей капитальных активов. Размер налога варьируется при продаже кратковременных (15%) или долгосрочных активов (20%). Во втором случае криптовалюта должна находиться в собственности более 12 месяцев.

cossa-icons-6.png

Весь интернет-маркетинг за 19 недель!

Cossa рекомендует: онлайн-курс по интернет-маркетингу от Ingate — digital-агентства с 17-летним опытом.

  • 17 учебных блоков по ключевым вопросам интернет-маркетинга
  • Поддержка менторов
  • Диплом
  • Cтажировка в топовых агентствах России
  • Помощь в трудоустройстве
Узнать больше >>

Реклама

Но власти могут полагаться лишь на добропорядочность граждан, которым следует добровольно указывать биткоины в числе своих активов при заполнении налоговых форм.

В сентябре 2015 года в штате Нью-Йорк приняли «битлицензию» — теперь ряд операций с криптовалютами рассматривается как бизнес, поэтому для законного функционирования требуется лицензия. Это привело к закрытию минимум 10 компаний, занимающихся биткоинами на территории штата. По данным на январь 2017 года, лицензию получили всего четыре крупных компании Circle, Ripple, Coinbase и японская bitFlyer.

Боливия, Эквадор, Кыргызстан, Бангладеш и Непал объявили криптовалюты нелегальными на своих территориях.

В апреле 2017-го в Японии криптовалюты официально получили статус платёжных средств. Однако, ещё полгода ушло на разработку специальных условий для предотвращения мошенничества и искусственных манипуляций с курсами криптовалют.

В большинстве европейских стран криптовалюты не запрещены, но рассматриваются не как валюты, а в качестве активов.

Сравнение биткоина с другими денежными активами, июнь 2017 года

В конце 2017 года Беларусь официально легализовала все криптовалюты и операции с ними, в том числе законодательно разрешила майнинг. По закону действия, связанные с криптовалютами, не является предпринимательским, а сами токены декларированию не подлежат. Декрет действует до 2023 года. Руководство страны полагает, что за это время Беларусь станет «региональным центром компетенций в этой области».

Аналогичное предложение в конце 2017 года поступило в Верховную Раду Украины. В этом случае криптовалюту хотят рассматривать как объект собственности, что более эффективно как для государства, так и для пользователей. Тем временем нацполиция считает необходимым запретить криптовалюты в Украине, потому что «они опасны для граждан».

Ситуация в России

Информация о статусе криптовалют до сих пор неопределённая. В 2016 году Федеральная налоговая служба признала, что биткоины не запрещены. А в 2017-м представители Центробанка и Министерства финансов решили, что криптовалюты не рассматриваются как деньги и менять их на товары и услуги «возможно незаконно».

Положительно относится к криптовалютам президент Сбербанка Герман Греф. Он считает, что запреты в этой области — регрессивное решение, которое не позволит России конкурировать с другими странами в сфере инноваций. Однако большинство официальных лиц настоятельно не рекомендует использовать криптовалюты, так как «это всегда связано с высокими рисками».

Под рисками, как правило, подразумеваются скачки курса. Ещё одна опасность, которая якобы сопутствует бесконтрольному производству валют — её перевыпуск. Такие опасения озвучивают в контексте биткоина как самой популярной валюты с самым высоким курсом на сегодняшний день. Впрочем, сам принцип эмиссии ограничивает выпуск 21 миллионом биткоинов. То есть в какой-то момент их выпуск прекратится, а курс стабилизируется.

Пока был всего один прецедент крупного роста курса в 2013 году, после которого последовало постепенное падение. Сегодня мы переживаем новый всплеск активности, и биткоин бьёт исторические рекорды.

Курс биткоина с 18 июля 2010 года по 9 апреля 2018-го

В России также функционирует запрет на распространение денежных суррогатов, но самим суррогатам конкретное определение не дано, равно как и наказание до сих пор не предусмотрено.

Возможные сценарии

Для того чтобы определиться, как именно контролировать оборот виртуальной валюты в России, сперва нужно решить, на какой результат рассчитывает государство.

В первую очередь это налогообложение — пока нет официального статуса криптовалют, для них невозможно проработать официальную схему и сумму налога. Поэтому первый шаг к регулированию — это детальная классификация виртуальной валюты и операций, проводимых с ней. Валюту можно рассматривать как финансовый актив, как бизнес, имущество или вклад. От этого зависит способ налогообложения.

Некоторые эксперты полагают, что государство способно манипулировать курсом криптовалют так же, как это происходит с обычными валютами: скупать их в больших количествах, тем самым искусственно обрушивая или повышая курс. Фундаментальное различие в том, что количество и выпуск валют, таких как биткоин и эфир, не подконтрольно отдельно взятому человеку или организации.

Statista: самые масштабные криптокражи в истории. На первом месте ограбление японской биржи Coincheck

Ещё одна резонная политика — ожидание. Когда количество биткоинов достигнет 21 миллиона единиц, майнинг автоматически прекратится, а курс, вероятнее всего, стабилизируется. В настоящий момент в мире циркулирует почти 17 миллионов биткоинов.

Аналогично планируется выпустить 84 миллиона лайткоинов — в четыре раза больше, чем биткоинов. Политика выжидания может оказаться выигрышной, поскольку новые криптовалюты появляются постоянно. К январю 2018 года всего насчитывалось около 1400 различных криптовалют. С уверенностью сказать, какие из них приживутся, невозможно.

Самый логичный вариант, который позволяет регулировать функционирование криптовалют, не компрометируя при этом финансовые институты страны, — классификация криптовалюты как товара. По сути, она имеет все характеристики нематериального товара: ассортиментную, качественную, количественную и стоимостную.

Таким образом, у государства есть шанс не останавливать развитие и не «регрессировать», а разрешить новый вид товара, который можно конвертировать в государственную валюту. Не ограничивать, а, напротив, поддержать разработки на базе блокчейна, обеспечив тем самым конкурентоспособность отечественным производителям и продуктам в смежных сферах.

Что дальше

Сейчас с большой долей уверенности можно сказать, что полный запрет криптовалютам не грозит, но меры регулировки определённо последуют.

Один из примеров — это инициатива по созданию крипторубля. В теории, он должен стать альтернативой другим криптовалютам, однако на деле не обладает соответствующими характеристиками. Эмиссия крипторубля будет контролироваться государством. А это уже противоречит отсутствию централизации у криптовалют. Пользователи будут зарегистрированы, а конвертироваться он будет на рубль по курсу, контролируемому властями.

Трудно сказать, чем крипторубль отличается от рубля, например, на кредитной или дебетовой карте. Да и цели такого решения, похоже, неясны даже её инициаторам.

Однако уже это говорит о том, что вместо того, чтобы запрещать криптовалюты, государство ищет способы взаимодействия и диалога с их пользователями. И это вселяет долю оптимизма.

В начале 2018 года Минфин и ЦБ России предложили собственные проекты регулирования криптовалют. Это связано с растущей популярностью ICO — первичного размещения токенов (монет) и, как следствие, мошенническими операциями. Версия Минфина подразумевает контроль конвертации криптовалют через специальных зарегистрированных операторов, а майнинг рассматривает как предпринимательскую деятельность. Кроме того, по версии Минфина, стоит ограничить сумму покупки монет в ICO до 50 000 ₽.

ЦБ, в свою очередь, предлагает разрешить ICO только для зарегистрированных юрлиц. Сами же токены становятся имуществом, а майнинг — предпринимательством.

Таким образом, направление действий правительства по регулированию криптовалют в России становится более внятным. Разумеется, многие пункты законопроекта наступают на саму идею криптовалюты. Например, при появлении операторов, контролируемых государством, появится возможность манипулировать ценами на валюты. Идентификация инвесторов ICO аннулирует анонимность. Но то, сработают ли такие меры и не найдётся ли для них обходной путь, покажет только время.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Ваши статьи присылайте нам на 42@cossa.ru. А наши требования к ним — вот тут.

✉️ Самое интересное шлём по почте, не чаще двух раз в неделю.

Комментарии:

Ответить?
Реклама

Чем живёт digital.
Главное — в рассылке:




Вход на cossa.ru

Уже есть аккаунт?
Выбирай любой вариант входа:
Facebook Twitter Vkontakte

Используйте свой аккаунт в социальной сети Facebook или Twitter, чтобы пользоваться сайтом

Не забудьте написать email на странице своего профиля для управления рассылкой