Олег Пащенко: «Любое проектирование обитаемого пространства сегодня является веб-дизайном»

Олег Пащенко, один из первых веб-дизайнеров страны, о вездесущности веб-дизайна, опыте работы в «Студии Артемия Лебедева» и о том, чему учат его студенты.

Олег Пащенко возглавлял «Студию Артемия Лебедева» в течение восьми лет. На его счету — дизайн сайта Colta.ru, «бронза» на «Каннских Львах», золото на Flash Film Festival New York и множество персональных выставок. Он также делает иллюстрации и макеты для книг и преподает веб-дизайн на втором курсе Школе дизайна НИУ ВШЭ.

Какое место отводится веб-дизайну в современной индустрии дизайна?

Цифровой и аналоговый миры сейчас перемешались в гомогенную смесь, и этот процесс продолжается. Для современного человека (по крайней мере, для горожанина) практически отсутствует граница между интернетом и неинтернетом — мы как бы живём во всех мирах параллельно.

Поэтому в наши дни сам термин «веб-дизайн», можно сказать, теряет смысл. Мы тут конструируем среду обитания — таким образом, чтобы, оказавшись внутри неё, потребитель нашего дизайна чувствовал себя, думал и действовал так, как мы запланировали. Любое проектирование обитаемого пространства, публичного или частного, — будь то архитектура, социальная инженерия, медицина, литература — сейчас является веб-дизайном: в той степени, в какой почти везде есть интернет. Пока ещё есть.


Насколько важно для веб-дизайнера быть художником, насколько важно его владение навыками и технологиями графического дизайна?

Строго говоря, «быть художником» и «владеть навыками и технологиями графического дизайна» — это разные вещи, и одно с другим не коррелирует.

Так называемый «графический дизайн» — это лишь один из языков, на котором веб-дизайнер может говорить с пользователем. Кроме графического дизайна, таких языков много. В интернете бывают самые разные коммуникативные ситуации. В отдельных случаях одни дискурсивные приёмы могут быть уместны, а другие могут не только оказаться неэффективными, но и просто мешать.

Это почти как в архитектуре: когда дверь выглядит как прямоугольник с очевидной ручкой, я просто в неё вхожу, не рассуждая. А если дверь, что называется, «красива», я задерживаюсь. Если задача архитектора состояла в том, чтобы я быстро, не задумываясь, перешёл в другую комнату, — то дверь не должна выглядеть никак. Если же кому-то было нужно, чтобы я замер в преддверии, зарыдав от восхищения, — тогда, наверное, уместны какие-то пластические ходы, имеющие отношение к «красоте» и подобным вещам.

В интернете спектр ситуаций ещё разнообразнее, и одна сменяет другую во много раз быстрее. Камни долговечны, цифры эфемерны.

А что такое «быть художником» — вообще непонятно. Есть мнение, что быть художником означает намеренно, полностью все осознавая, покидать зону экзистенциального комфорта — во тьму, где завывает космический сквозняк, в поисках новых форм и способов жизни, в погоне за структурной информацией. Иными словами, это личная аскетическая практика.

Для кого-то, может быть, аскеза состоит в том, чтобы профессионально заниматься UX/UI-дизайном и другими ремёслами, воспрещая себе то, к чему лежит душа, — например, написание картин. А для другого аскеза, наоборот, состоит в написании картин. Для третьего — в сочетании этих практик. Все люди разные и проживают разные жизни.


Вы готовите будущих веб-дизайнеров, начиная с первого курса. Как проходит учебный процесс?

Начинаем мы с того, что пытаемся понять характеристики и природу интернета как медиа, как материала и как среды обитания. Один из первых проектов, который делают ребята — «автопортрет в интернете»: комплексное исследование способов жизни и саморепрезентации в сети, от прямого художественного высказывания до присутствия в социальных сетях. Мы пытаемся соединить офлайн с онлайном, городскую среду с сетями. Потом будем придумывать мобильные сервисы, играть в ролевые игры, делать сетевое СМИ и так далее.


Насколько важна вовлеченность будущих веб-дизайнеров на стадии обучения в интерактивную среду, их ориентация в онлайн-пространстве?

Абсолютно необходима. Веб-дизайн — это наука, которую невозможно выучить по учебнику. Только методом погружения.


Надо ли стремиться к тому, чтобы сайт был произведением искусства, арт-объектом?

Ровно в той мере, в которой это помогает, а не мешает достижению цели. Стремиться нужно, прежде всего, к чёткому и трезвому целеполаганию.


Есть ли что-то, чему учат вас студенты?

Смирению и терпению. Очень важно, что они всю сознательную жизнь прожили в мире, в котором уже есть интернет — а я родился и вырос в мире аналоговом. Они — «цифровые аборигены», а я — «иммигрант». У нас по-разному устроено мышление, у нас разные когнитивные схемы, даже моторика разная. Конечно, общение с ними меня развивает.


Часто удобные сайты противопоставляют красивым, ярким, необычным. Насколько оправдано и вообще уместно такое противопоставление?

В данном случае «красота» (хотя здесь, пожалуй, уместнее слово «красивость») — это лишь один из инструментов. Вопрос, как всегда, в приоритетах. Если, засмотревшись на то, как что-то сделано, наша жертва (пользователь) отвлекается от того, что именно и зачем сделано, и куда он вообще попал, чего от него хотят, и, наконец, что будет дальше, — это, скорее всего, ошибочный дизайн. Либо вообще не дизайн, а, допустим, арт-проект, «сетевая инсталляция».


С чего началась ваша карьера в дизайне?

В сфере дизайна я начал работать в середине девяностых — это была фирма, занимавшаяся «наружкой». Работа моя состояла в том, чтобы ездить с фотоаппаратом Polaroid, снимать объекты, а потом в подвале рисовать фломастерами эскизы в привязке. Затем эскиз шёл в производственный цех, где стоял единственный на всё здание компьютер, подключённый к режущему плоттеру. Управлявший им оператор выбрасывал мой эскиз в корзинку, воспроизводил макет в CorelDRAW 3.0, потом бригада женщин клеила вырезанный оракал на пластик. Я считаю, что получил тогда большую духовную пользу.

Интереснее всего мне всегда было заниматься собственными некоммерческими проектами, в которых я мог позволить себе игнорировать нормы и конвенции. Некоторые из них я сейчас показываю студентам как пример того, каким не должен быть веб-дизайн — например, мой сайт 2004 года Conclave Obscurum. Разрабатывая его, я сделал то, чего сейчас ожидаю от студентов: мне тогда понадобилось сложное программирование, и я самостоятельно изучил ActionScript за несколько вечеров.


Вы больше десяти лет работали в «Студии Артемия Лебедева». Это была по преимуществу коллективная работа? Как удобнее работать веб-дизайнеру: в коллективе или одному?

Веб-дизайн — принципиально коллективная деятельность, в которой участвуют люди разных профессий. Таковых, как минимум, трое: дизайнер, frontend-программист и backend-программист. Это не вопрос удобства — иначе просто не бывает.

В исключительных случаях эти трое становятся субличностями одного универсала, но редко. Мы, однако, нацелены на подготовку именно таких универсалов.


За какими ресурсами надо обязательно следить начинающему веб-дизайнеру? Что читать?

Свой Facebook я превратил в агрегатор информационных потоков, подписавшись на большое количество профессиональных сообществ, отраслевой или субкультурной прессы, поэтому даже не всегда могу сказать, где я увидел тот или иной материал. Прямо сейчас в моей ленте — Smashing Magazine, From up North, W → O → S, Look At Me, «Голые стены», «Метрополь», «Цукерберг позвонит», Обзор свежих материалов по проектированию интерфейсов, Glitch Artists Collective. Habrahabr — там я подписан на какие-то потоки по гаджетам и UX/UI-дизайну. Ещё CreativeApplications, например. Но, конечно, лучший сетевой журнал о дизайне сейчас — это наша «Ризома», ну, а как иначе?

Комментарии:

Ответить?

Подписка

Еженедельные дайджесты и статьи о маркетинге.

Email *

 


Вход на cossa.ru

Уже есть аккаунт?
Выбирай любой вариант входа:
Facebook Twitter Vkontakte

Используйте свой аккаунт в социальной сети Facebook или Twitter, чтобы пользоваться сайтом

Не забудьте написать email на странице своего профиля для управления рассылкой